Вознесенско-Георгиевский храм

0067e402b63f43207a01ba8a705ef2cdОписание

Вторая половина XVII в. для Тюмени является чрезвычайно важным периодом в развитии каменного строительства. Еще в декабре 1697 г. грамотой Сибирского приказа тюменскому воеводе Т.В. Раевскому предписывалось начать подготовку к “городскому каменному строению”. Однако, из-за недостатка квалифицированных кадров и средств, каменное строительство в Тюмени затянулось.

Быстрота и масштабы ущерба от случавшихся в городе частых пожаров зависели, по признанию губернатора Д.И. Чичерина, “не столько от ветра, сколько от беспорядочного и очень тесного строения”. Свое мнение и план застройки Тюмени он направил в июле 1766 г. императрице Екатерине II. Ответ не заставил себя долго ждать, и в конце 60-70-х гг. XVIII в. Тюмень подвергается существенным изменениям в направлении каменного строительства.

Почти одновременно с другими каменными храмами города построена, на месте деревянной, Вознесенская (Георгиевская) церковь, заложенная в начале 1770-го и освященная в 1789-м году. Что касается деревянной Вознесенской церкви, то исторических сведений о ней не найдено. В книге “Тюмень архитектурная” изображена гравюра “Панорама Тюмени”, относящаяся к 1733 г., где в Заречной части показана деревянная церковь с двумя колокольнями. Можно предполагать, что она находилась на том самом месте, где теперь располагается каменный храм.

Само молитвенное 2-х этажное здание, с классическим типом трапезной церкви, являлось в тот период одним из крупных культовых объектов города. Б.А. Жученко и С.П. Заварихин так охарактеризовали архитектурное значение храма: “Церковь играла очень важную роль в структуре тюменской застройки, вовлекая левый берег в организованное пространство прибрежной панорамы и образуя вместе с Благовещенской церковью своеобразные речные ворота. Градостроительный эффект этой композиции трудно переоценить, учитывая ту роль, которую играла Тура в жизни города”.

Расположенная на низком левом берегу Туры, посреди бывшей татаро-бухарской слободы, Вознесенская церковь, обращенная к реке колокольней, и стоящий напротив, у самого обрыва реки, Благовещенский храм вместе составляли как бы белокаменные речные ворота Тюмени.

Что касается бухарской слободы, то она своими корнями уходит далеко к первым русским поселениям Тюмени. Сначало казаки на ее левобережной части пасли скот. Потом на этом месте было образовано первое поселение торговыми бухарцами, которым было разрешено беспошлинно торговать, и отсюда впоследствии возникло название — Бухарская слобода. Здесь шла бойкая торговля между Востоком и Западом: у пристаней теснились купеческие дощаники, по узким улочкам степенно шествовали караваны верблюдов, а лабазы Бухарской слободы ломились от самых разнообразных товаров. Скажем, кашемировая шаль была в центральной России предметом вожделенной мечты купчих и богатых мещанок, в то время как в Тюмени ее могла купить любая крестьянка. И хотя хитрые индусы долгое время хранили секрет изготовления шалей из Кашмира в строжайшей тайне, стоили они здесь куда дешевле.

Появилась Бухарская слобода почти одновременно с первым рубленым восьмибашенным городом, построенным в самом конце XVI века на месте временного острога, который заложил еще письменный голова Данила Чулков.

Дерзкое вторжение казачьей дружины Ермака и падение Сибирского ханства, имевшего экономические и торговые соглашения со многими среднеазиатскими государствами, безусловно, привело к ослаблению этих связей. Но ненадолго. Уже через несколько лет на Туру стали приходить первые караваны из Хивы, Бухары, Самарканда, Кашмира. Среднеазиатские купцы обычно появлялись в Тюмени осенью, в обратный путь отправлялись весной, по большой воде. Торговали бумажными и шелковыми тканями, знаменитыми бухарскими коврами, мехами, кожей, сухофруктами, пряностями, неприхотливыми и выносливыми степными лошадьми. К себе вывозили российские и западноевропейские товары: изделия из металла, сукно, холсты, бумагу. Особенно возрос товарооборот, когда «сибирский вож» Артемий Бабинов указал наиболее короткий и удобный путь за Урал — через Соль Камскую на Верхотурье. В Москве на удивление быстро оценили выгоды «сибирского транзита»: 30 августа 1596 года выходит указ царя Федора Иоанновича, разрешающий бухарцам и ногайцам свободно приезжать в Тюмень, жить на посаде до полной распродажи товаров, а если надобно — «годовать». Государев указ, помимо прочего, содержал и еще одну очень важную привилегию — торговать беспошлинно.

Единственное ограничение в царской грамоте — запрет на продажу оружия татарам: «А того б есте над ними смотрели и берегли накрепко, чтоб они заповедным товаром: доспехи и пансыри, и саблями, и ножами, и топоры с юртовскими и ясашными татары не торговали».

Бухарцам, «годовавшим» в Тюмени по несколько лет, становилось тесно на правобережном посаде, и с начала XVII века они переселяются на левый берег Туры, основывают здесь собственное купеческое поселение — Бухарскую слободу.

Что же касается миссионерской деятельности, вовлечения новых поселенцев в лоно православной церкви, никаких ограничений в этом плане, разумеется, не было. И есть резон предположить, что церковный приход был учрежден вскоре после основания поселения.

В XVII в. в этой части города формируются первые промышленные производства из числа мелких кожевенных и гончарных предприятий, а позднее овчинно-шубные, клееваренные и другие мелкие артели.

Страницы: 1 2 3 4

Comments are closed.